История возникновения Казачьего Флота

Византийские хроники указывают одним из первых появлений славянского флота у своих берегов 18 июня 860 года. Видимо, это были опытные мореходы - Византия охотно брала их на службу, называя дромитами - от “дромонц”, продолговатая ладья.

А.В. Висковатов, исследователь русского мореплавания, утверждал, что князь Святослав “плыл в скифской лодье” - т.е. суда для князя могли изготавливаться на территориях, ранее обитаемых скифами. Это Причерноморье и низовья Дона, населенные во времена Святослава болоховцами и бродниками - земли, унаследованные затем запорожскими и донскими казаками. Таким образом обозначается историческая преемственность казаков от предков - и в искусстве мореходства, и в конструкциях судов.

Русские лодьи - прототип казачьих судов

До вхождения в состав Московского государства, вплоть до XVIII века, казаки были универсальным войском - имея и пешие части (пластунов), и артиллерию (пушкарей). Закрепившись на древнем пути “из варяг в греки”, живя по рекам и близ морей, имели они и собственные флотилии, совершая дальние набеги на берега Турции, Крыма, Каспия (Хвалынского моря), Средиземноморья.

Наиболее известны из казачьих судов запорожские чайки, напоминавшие суда Киевской Руси. Академик Д.И. Яворницкий пишет:

“Лодки речные, чайки, байдаки, или “челны морские”... частью сооружались в самой Сiчи... По дошедшему до нас преданию, первоначально у них были лодки, сделанные из буйволовой кожи... С течением времени первобытные лодки заменились большими чайками или дубами”.

Французский инженер Боплан, живший среди казаков, писал в XVII веке:

 “Задумав погулять в море, казаки составляют раду, т.е. военный совет, и выбирают походного атамана. После сего они отправляются в войсковую скарбницу - сборное своё место, строят там челны длиною в 60, шириной 10-12, а глубиной в 12 футов (фут - 30,48 см). Челны эти без киля дно состоит из выдолбленного бревна, ивового или липового, длиной 45 футов; с боков оно обшивается на 12 футов в вышину досками, которые приколачиваются одна к другой, пока чёлн не будет иметь в вышину 12, а в длину 60 футов. Толстые канаты из камыша, обвитые лыками или боярышником, как бочонок, обхватывают чёлн от кормы до носа.

Казаки отделывают все части лодок таким же образом, как и наши плотники, т.е. французские; потом осмаливают их и приделывают к каждой по два руля, чтобы не терять времени напрасно при повороте своих длинных судов, когда нужда заставит отступать. Челны казацкие, имея с каждой стороны по 10-15 вёсел, плывут на гребле скорей турецких галер. Ставится также мачта, к которой привязывают парус, но при сильном ветре казаки охотнее плывут на вёслах. Челны не имеют палуб, если же их зальёт волна, то камышовые канаты предохраняют от потопления… Не менее 60 человек, искусных во всех ремёслах, трудятся около одного челна и отделывают его через 15 дней, так что в две или три недели изготавливают около 80 или 100 лодок с 4 или 6 фальконетами на каждой.

В лодку садятся от 50 до 70 казаков, из коих всякий имеет саблю, две пищали, 6 фунтов пороху, достаточное количество пуль, туда же кладут ядра для фальконетов и необходимые жизненные припасы. Походная одежда состоит из рубахи, двух шаровар (одни для перемены), кафтана из толстого сукна и шапки. Вот какие витязи садятся в летучий флот”.

Донские струги строились на реке Вороне и в низовьях Дона. Длина этого парусно-гребного судна с отвесными бортами равнялась 45-70 футам и более. В зависимости от размеров лодки, в ней предполагалось от 10 до 40 весел. Принципиальных отличий лодок донцов от запорожских не было. На их изготовление также шли “трубы” - стволы ивовых или липовых деревьев. Труба распиливалась пополам вдоль ствола. Обе половины представляли собой сердцевины для двух струг - колоды.

Лодки строились плоскодонные, без киля, с носа и кормы заостренные, беспалубные. Ширина могла быть от 18 до 20 футов, высота 12 футов. К основанию или дну по центру струга крепились так называемые ребра, а с концов - выгнутые кокоры (брусья с загнутым концом, предназначенные для носовой части лодки). Снаружи кокоры обшивались досками до надлежащей высоты. С XVII века к ней приделывали два руля (на носу и на корме), а еще раньше - по загребному веслу. - чтобы передвигаться свободно вперед и назад без поворотов.
С наружной стороны лодки, также привязывались снопы камыша, толщиной до 12 футов - защита и при шторме, и на уровне груди во время боя.

Как отмечала в 1881 году газета “Русская речь” - “Казаки были известны Генуе и Венеции не как лихие и ловкие наездники, а как смелые корсары, громившие турецкие корабли и прибрежные места Анатолии, Румелии, Крыма и Царьгорода”.

Для походов казаки обычно выбирали осенний пасмурный день или темную ночь. Спускали суда близко друг к другу. На первом струге развевался атаманский флаг. Следом шли струги куренных атаманов, с флагами куреней (станицы). Часто ходили на Турцию и ее колонии: Болгарию, Анатолию и другие, в крымские владения (это было связано либо с набегами крымчан, либо с отвоеванием древнего Азгарда - Таны (Азова).

В 1558 году Иван Грозный, узнав о готовящемся нашествии хана Давлет-Гирея, просит о помощи запорожцев. 5000 казаков принялись за сооружение судов. Другая их часть (8000 чел.) двинулась на Крым с противоположной стороны Днепра. Запорожцами были захвачены стоявшие в лимане под Очаковым и на юге у Кинбурнской косы два турецких корабля .

А.В. Висковатов считал, что “на продолжении 500 лет после похода князя Владимира Ярославовича к Царьграду, это был первый поиск русских на Черном, некогда Русском море, поиск, увенчанный полным успехом”.

С покорением Казани и Астрахани казаки свободно ходили и по Каспию, а в конце XVI - начале XVII века начали освоение сибирских просторов - и через 50 лет вышли к берегам Тихого океана. Будущий “князь Сибирский” - Ермак - покорил Сибирь, идя на стругах. Дежнев, Поярков, Буза, другие “казаки-землепроходцы” также совершали свои открытия во время походов на баркасах - кочах.

Первопроходцы. Картина Николая Каразина

В походе Ермака были не одни донцы - к нему примкнули запорожцы, волгцы и даже терцы.

А.А. Гордеев, опираясь на Сибирские летописи, пишет:

“Ермак с казаками в то время был на Яике... 800 яицких казаков с атаманом Нечаем... гребенские с атаманом Андреевым... с Еика на Иргизскую вершину, да вниз по р. Иргизу, а Иргиз впадала в Волгу... а Волгой Ермак шел вверх, а с Волги на Каму”.

Как сообщают летописцы:

“Овии же поплыша с Ермаком вниз по Сыльве до устья Чусовой…”

Прибыв к реке Тагилу, Ермак стал строить новые суда для дальнейшего пути к рекам Тоболу, Туре и Иртышу. Грамота 1602 года, от 15 ноября: “...По Вашему Указу, послано из Ерославля да с Вологды, на Верхотурье с Васильем Хомутовым, для Мангазейного ходу судовые снасти, на пятнадцать судов морянок...” Эти сведения косвенно указывают на то, что казаки строили свои струги так же, как их пращуры.

В это же время, по Висковатову, запорожцы, “находясь в явной войне с турками, плавали на малых и легких своих судах по Черному морю, перед устьями Дуная, перехватывали неприятельские суда с войсками и запасами и, войдя в Дунай, уничтожали прибрежные турецкие укрепления”.

Середина XVII века отмечена в истории русского мореплавания подвигом отважного первооткрывателя, служилого казака Семена Ивановича Дежнева, предки которого еще в конце XIV века, после разгрома донских земель Мамаем и Тохтамышем, ушли к Соловецкому монастырю.

60-е годы XVII века отмечены еще и речными и морскими (по Каспию) походами стругов донского казака Степана Тимофеевича Разина. Неудачей закончилась попытка использовать недавно построенный при помощи голландских корабелов корабль “Орел” в подавлении разинского восстания - казаки захватили его и сожгли.

В конце XVII века Дон и Запорожье оказались в границах московских владений. Молодой царь Петр Алексеевич, формируя свою армию, знакомился и с отечественными средствами мореходства - в частности, интересуясь в низовьях Дона ходовыми способностями казачьих стругов. В 1695 году он предпринимает неудачный поход к Азову. Армия потерпела поражение, но донские казаки успели взять две турецкие башни по берегам Дона.

После этой неудачи началось активное строительство новых кораблей - были обновлены старые казачьи верфи на Вороне, а сами казаки участвовали в строительстве.

1 апреля 1696 г. на Азов в составе русской армии выступило 15000 запорожцев и 5000 донцов. Пришли помогать своим братьям и яицкие казаки. Впереди вместе с галерами шло 40 казачьих стругов и чаек. Сам Петр плыл на одной из казачьих лодок. Ночью казаки атаковали неприятеля, взяв 10 турецких каторг и потеряв 2 струга. С этого момента казачий флот входит в русскую флотилию.

Потомки запорожцев - “Войско верных казаков” - рядом побед над турецкими кораблями вернули России выход в Черное море и были даже переименованы в Черноморское Войско. Уступая врагу размерами и вооружением судов, казаки сполна использовали свои преимущества. Даже в полный штиль, легко маневрируя, на море чайки заходили на турецкие корабли со стороны солнца, внезапно появляясь и исчезая в случае неудачи. К ведению боя на море казаки готовились специально - отрабатывая, например, навыки стрельбы в условиях морской качки или абордажного рукопашного боя.

Нередко к бою задумывались и всяческие уловки. Показателен эпизод 1771 года.

Казачья флотилия должна была прорваться из Днепра в Черное море - однако путь преграждала натянутая над самой водой между двумя турецкими фортами цепь. Пытаться прорваться, не зацепив ее и не вызвав на себя убийственный пушечный огонь, было невозможно. Тогда казаки в одну из темных ночей пустили по течению десятки стволов деревьев, к одному из концов которых были привязаны камни - стволы плыли, как мачты. Когда они наткнулись на цепь, турки приняли их за мачты и открыли огонь. Но “лодки” все плыли и плыли, турецкие орудия стреляли все реже... В этой неразберихе казаки на маленьких лодках сумели подвести к цепи несколько бочонков с порохом и взорвать преграду, после чего практически без потерь прорвались к морю.

В войне с турками 1787-91 гг. по пути к Очакову казачьи суда были встречены флотом Гассан-паши. Уверенные в своей победе, турки сверху вниз посматривали на казачьи суденышки. Однако казаки атаковали неприятеля, используя превосходство в маневренности своих лодок. В результате на мели оказались сначала 70-ти пушечный турецкий корабль, за ним другой, 80-ти пушечный, под адмиральским вымпелом - и были взяты на абордаж. В бою погиб атаман Сидор Белый. После его гибели командование казачьей флотилией принял войсковой судья Антон Андреевич Головатый.

Казачьи лодки подошли к острову Березань, на котором в хорошо укрепленной крепости на крутом берегу был сильный турецкий гарнизон. Несмотря на убийственный огонь вражеских орудий, казачьи лодки подошли вплотную к берегу, и крепость была взята штурмом. В  бою казаки потеряли 29 человек, зато захватили 320 турок и 24 пушки.

В 1795 году в Баку 10 казаков на лодках охраняли купцов-армян, причем двое из казаков были больны. В море их встретила большая каторга со 150 персами, искавшими добычу. Лейтенант Епанчин с больными отплыл к стоявшему невдалеке боту, оставив 8 казаков под началом Игната Совы прикрывать отход. Метким огнем они вынудили персов уйти. История сохранила слова Головатого: “Еще козацка слава не сгинула, если 8 человек могли дать почувствовать персиянам, що в черноморцив за сила!”

Яркая страница истории казачьего флота - действия у стен Дербента в 1796 году. В походе Валериана Зубова в Персию черноморцы выделили в состав Каспийской флотилии два полка во главе с Головатым. Они заняли все пути к Баку и держали разъезды по берегу моря, а их флотилию перехватывала все, что появлялось на море.

А. Кухарук, изучая войну с турками 1828-29 гг., отмечает действия запорожской флотилии атамана Семёна Гладкого - 40 чаек и 12 канонерских лодок под общим командованием наказного атамана Черноморского казачьего войска Н.С.Завадовского. Казаки совершают дерзкий бросок через Дунай: “Молниеносно и незаметно в клубах дыма запорожцы пересекли Дунай и высадили десант в заболоченной местности на фланге турецких укреплений. Эта операция оказалась столь стремительной, что турки бежали...”

Одна из последних страниц истории казачьего флота - оборона в период Крымской войны Севастополя и Таганрога. Азовская флотилия донцов под командованием походного атамана генерала Краснова заняла Азовское побережье. А 23 октября 1853 г. казаки сражались в составе севастопольской эскадры адмирала Нахимова под Синопом.
Затем - одна за другой следуют государственные реформы казачьих войск, и флотилии их исчезают из русского флота. Казаки окончательно закрепляются в представлении Европы как иррегулярная конница.

В сборнике “Узаконения правительства Всевеликого Войска Донского за 1918 год” (Новочеркасск, 1919 г.), есть, в частности, приказ Донского Атамана за N° 1411 (по Морскому Отделу), устанавливающий флотские флаги.

Донская флотилия возглавлялась адмиралами Герасимовым и Кононовым. Кононов - казак станицы Новочеркасской. Окончил Николаевскую Морскую Академию (1912 г.). В ноябре 17-го прибыл на Дон из Николаева на пароходе, вооружённом тяжёлыми орудиями. В Донской Армии генералом Красновым произведён в контр-адмиралы, а в 1919 году генералом А.Богаевским - в вице-адмиралы. Казак Кононов - создатель Донской и Азовских флотилий, бронепоездных соединений и тяжелой морской артиллерии в Донской Армии.

Екатеринодарская газета “Россия”: “6.10.1918. Командующим Донской военной флотилией назначен генерал-лейтенант флота Оглобинский”. Донская Флотилия вошла в состав Черноморского флота, а осенью 1919 года она включала в себя еще и 4-й дивизион Речных Сил Юга России.

Но это не всё! В Пражском казачьем архиве (ГАРФ), среди бумаг канцелярии Донского правительства есть приказ атамана N° 1309 от 25 октября 1918 г.: “Морские лётчики: Мичман военного времени Воронцов (Сергей) назначается Командиром Гидро-Авиационного дивизиона, Лейтенант военного времени Данилов (Николай) флаг-офицером того же дивизиона, с 1 октября сего года”. Больше информации о морской авиации казачьей республики отыскать не удалось.

Создавалась и Кубанская флотилия. Вот газета “Вольная Кубань” за 1918 год с примечательной заметкой - “Возрождение казачьего флота”: “6 ноября на реке Кубань положено начало возрождения Кубанского казачьего флота. Освящено первое судно - “Кубань” под Андреевским флагом. Присутствовали Рябовол, генерал Лукомский. Команда судна состоит из матросов-казаков, одетых в гимнастёрки, в сапогах и папахах-кубанках”.

Казачий Флот